russian english spanish choose your langauge

Впечатления

"Я помню дни, когда время в этой стране летело не так быстро". Capt. Melnikov, Украина.

27.03.2012

За свою более чем сорокалетнюю плавательную практику я побывал во многих странах и на разных континентах, даже  на  континенте, где нет никаких стран   (Антарктида). Были страны, не оставившие и следа в душе, были страны, мною не  воспринятые, из которых хотелось поскорее убраться, но были  и страны, оставившие самые добрые воспоминания, куда хотелось возвращаться вновь и вновь. Об одной такой стране я и попытаюсь коротко рассказать.

Экваториальная Гвинея. Маленькая, красивая и тёплая - в прямом и переносном смысле - страна. Первый раз мы встретились с ней в 1974 году, когда я, будучи вторым помощником капитана, в составе экипажа РТМ «Болшево» зашёл в порт Луба на острове Биоко, где в то время находилась ремонтно-подменная база нашего управления. Самолёт на Родину задерживался, и у нас было время «потоптаться по земле».

Впечатления, полученные в результате «топтания», были, мягко говоря, экзотическими. Похоже, время в посёлке Луба остановилось сразу после завоевания острова испанцами. Луба оставалась Сан – Карлосом (испанское название поселка), но с лёгким налетом современной китайской цивилизации и мы, cбросив рабочую шлюпку, переключились на природу.

Чистейший океан, песчаные пляжи, непролазные и девственные, как нам казалось, джунгли, где росли апельсиновые деревья, которые мы как саранча «обносили» и каждое из которых, как выяснилось позже, имело своего хозяина. Немало банок тушёнки ушло тогда на компенсацию за нанесённый ущерб.

Там я впервые увидел, как растёт какао и попробовал на зуб орешек плода, вернее, кисловатую оболочку - сам орех можно разбить только молотком. Помню, что полутораметровая  гроздь бананов стоила пачку сигарет «ТУ-134».  Как-то я и боцман заблудились, собирая дары экваториального леса, и долго выбирались к месту отдыха. Плутая по джунглям и испытывая жажду, мы наткнулись на лесной ручей, прозрачная вода которого имела голубоватый оттенок. Не без опаски, встав на четвереньки, “от пуза” напились сказочно вкусной воды, а потом до самого отлёта ожидали неприятных изменений в организме. Напрасно: ничего не произошло. Только постоянное  желание опять напиться этой воды.

Через неделю мы вылетали из  аэропорта Малабо - два деревянных сарая с остановившимися настенными часами «Сейко». Но тот голубой ручей так и остался самым ярким впечатлением.

В следующий раз я попал в Экваториальную Гвинею в 1997 году, уже капитаном на рифере, на котором доставляли  мороженую рыбу в адрес местного бизнесмена. И хотя в стране уже запахло нефтью, обстановка мало изменилась. Разбитые причалы, раздолбанные дороги,  обшарпанные домишки, хотя порядка все-таки прибавилось.

О дорогах отдельно:  нужно было подвязать полотенцем челюсть, чтобы проехать десять километров от порта до города Бата и остаться с зубами – до такой степени дорога была изуродована лесовозами, которые нескончаемым потоком шли в порт. С заходом солнца всё погружалось во мрак. И только палубное освещение судов, стоящих в порту, свет автомобильных фар и витрин единственного супермаркета не давало первобытной тьме экваториальной ночи одержать окончательную победу.

И, наконец, 2000 год, октябрь. На рейд Малабо под моей командой прибывает теплоход «Джибло»- 105 метровый «универсал», первенец флота Экваториальной Гвинеи. Судно прошло инаугурацию, было освящено и приступило к перевозке пассажиров и самых разнообразных грузов в треугольнике Бата – Малабо - Аннобон. Гвинея преображалась на наших глазах. Страна превратилась в одну большую стройку.

Я был капитаном на «Джибло» пять лет. Работа была очень напряжённая. Достаточно сказать, что в неделю мы перевозили до трёх тысяч человек. И даже по внешнему виду пассажиров, по их багажу можно было судить о резком повышении уровня жизни простого люда. За время моей работы на борту родилось четыре младенца. Первого новорожденного родители мне обещали назвать в честь теплохода.              

Порты перестраивались, становились более удобными и безопасными. Причалы не простаивали, несмотря на то, что резко сократился вывоз леса. Рейды портов были забиты судам с товарами со всего света. Страна перепрыгнула в 21 век.

Сейчас, когда заходишь на грузовых судах в порты Экваториальной Гвинеи или, проходя   вблизи её берегов, видишь на месте некогда дремучих лесов все новые и новые стройплощадки, в душе возникает сожаление по старым, добрым временам. Когда время в  этой стране летело не так быстро, и, хотя света на улицах было поменьше, зато голубые ручьи не закатывались в асфальт. Наверное, это сожаление по собственной молодости, в которую не вернуться, как не вернуться в прежнюю Гвинею. А так хотелось бы...


Capt. Melnikov


Полный список новостей»