russian english spanish choose your langauge

Впечатления

«Мы тут как на курорте!» Марина Савельева, парашютистка, Украина

24.05.2013

Мы с Тофиком приехали в Экваториальную Гвинею в 2009 году в качестве специалистов поисково-спасательной воздушно-десантной службы для работы с нашей авиацией.

Переезд сюда, конечно, был серьезным шагом для меня. Пока решалась, я вдруг четко увидела во сне как я приземляюсь на самолете, а подо мной дикий лес. Так, я поняла, что в Африку я точно попаду. И действительно, первый раз снижаясь над Малабо, огибая остров и заходя на посадку, я видела ту же картинку.

В Украине мы жили в разных условиях, а здесь и подавно были готовы к худшему. В то время у меня не было доступа в интернет, чтобы прочитать что-то о стране, поэтому я руководствовалась общими представлениями об Африке – жара и песок. Не предполагала, что здесь столько зелени. Думала, будем жить в бараке каком-нибудь, взяла с собой марлю окна завешивать. А нам выделили цивильную квартиру со всеми удобствами. Мы и сад уже разбили во дворе. Наши до сих пор приезжают и удивляются, что нет ни бараков, ни колючей проволоки, ни пропускных пунктов.

В общем спустя некоторое время местная сторона предложила нам инструктировать гвинейцев. Сначала хотели группу из 100 человек собрать, но быстро поняли, что нет ни снаряжения, ни помещений, ни специальной авиации, ни общего языка в конце концов. Сошлись на группе в 10 раз меньшей и начали с Тофиком учить испанский. Первую лекцию прочитали с переводчиком, а дальше уже по мере возможностей. Удивительно, что нас прекрасно понимали. Гвинейцы привыкли к разнообразию языков. Они, кажется, русский быстрее учат, чем мы испанский. В Экваториальной Гвинее работают люди со всего мира, смешиваются все языки. Китайцы только отстают – никак испанский разговорный не выучат. Все говорят «Си-си». Как-то устроили замыкание на аэродроме, кондиционеры горят, мы их ругаем, а они: «Си-си».

Что касается нашей группы учеников, то это добровольцы, которые находятся на государственной службе. По окончанию учебы они сами смогут обучать и обслуживать спасательную технику – авиационную, плавательную, сухопутную. В отличие от пилота, которого всегда страхует коллега, парашютисты делают все самостоятельно – прыгают, падают, раскрывают парашют, приземляются. Это и так большая ответственность, а с учетом того, что в этой стране не знакомы с парашютным спортом, то сложно вдвойне.

Ученикам тоже непросто – они все выросли в лесу и никогда не заходили в воду. Тут у местных какая-то повальная боязнь воды. Они не купаются, мало кто рыбачит. Поэтому когда мы первый раз вывезли ребят на воду, в их глазах читался тихий ужас. Для них это был как выход в космос. Они плавать не умели, а мы хотели, что б они приземлялись на воду и плыли. Сейчас, конечно, они уже овладели собой и не боятся океана. Даже требуют акваланги! Хотя все равно мерзнут до смешного. Представьте: жара, пробежка, после которой все идут купаться. А эти бедолаги с трудом заходят, покрываясь мурашками.

Вообще гвинейцы очень способные. Это касается не только нашей группы. Они любознательны, раскованы, еще не испорченные цивилизацией, очень восприимчивые, предрасположены к языкам. Идешь бывает по базару, говоришь о чем-то, а сзади гвинеец на чистом русском пять копеек в разговор вставляет.

Вот выйдете утром на улицу, посмотрите – все Малабо идет в школу. Рюкзак за спиной, термос на шее – все спешат получать знания. Государство направляет детей в Россию, Украину, Испанию, Францию. Для того, чтобы набраться зарубежного опыта с сфере образования командируют также наблюдателей.

Экваториальная Гвинея строится, развивается. Президент с теле-экранов все время говорит о будущем. Объясняет почему в стране так много иностранных специалистов, говорит, что гвинейцы должны у них учиться и сами уже начинать работать. Он все время объясняет цели и задачи нации, предупреждает, что нефть не вечна.

Вот сейчас полным ходом идут строительные  работы на острове Кориско – там вскоре будет курортная зона. Хотя мы и в Малабо чувствуем себя как на курорте.

Нам живется очень комфортно: чистый воздух, вода, темп жизни еще пока у людей другой. Зимы нет, жарко бывает, но адаптироваться можно. Я вот впервые за четыре года решилась обстричь волосы из-за жары. Парни одолжили триммер, хорошо, что Тофик этого не видел, а то не позволил бы.


Полный список новостей»