russian english spanish choose your langauge

Пресса

TRUD.RU:
Лучше один раз увидеть

14.05.2013

Или как я разочаровалась в «большой журналистике»

Когда меня пригласили совершить частную поездку в Экваториальную Гвинею, я не смогла отказаться. Да, далеко и дорого. Но зато это вам не прилизанные Багамы с Канарами, это — Африка. Причем самая настоящая Африка, с наемниками, диктаторами, малярией и умирающими от голода детишками с раздутыми животами.

Именно такое впечатление об Экваториальной Гвинее я вынесла после пары часов сидения в Интернете. Рекордное количество попыток госпереворотов, президент, неизменно находящийся у власти с 1979 года и нищий забитый народ. Страна занимает 2 место в Африке по добыче нефти, а 80% ее жителей, которых едва ли наберется 700 тысяч человек, живут на 2 доллара в день. Вопросом о двух долларах всемирно известная журналистка CNN Кристин Аманпур (Christiane Amanpour), как мне показалось, лихо размазала президента Экваториальной Гвинеи Обианга. Он, конечно, пытался возражать, типа «это неправда» и «так говорят те, кто ни разу не был у нас в стране», но что он мог еще ответить? Ведь диктаторы, как известно, постоянно врут.

Эти два доллара не давали мне покоя. Какие можно будет сделать снимки! Какие интервью с отчаянными смельчаками из местных, которые они будут мне давать под покровом ночи и рискуя жизнью! Аманпур удавится от профессиональной зависти.

В реальности все вышло до обидного наоборот. Той поездки, о которой я мечтала, не получилось.

Разочарования начались с самых первых минут пребывания в стране.  Ни толп попрошаек, ходящих по пятам за иностранцами, ни джипов со звероподобными жандармами, ни грязи, ни вони — вообще никакой экзотики. Словно и не в Африке вовсе. Дороги — лучше, чем в Европе, машины — дороже, чем в Европе и люди — уж точно не более голодные, чем в Европе. По крайней мере нищих, как в европейских городах, здесь не видно. Не расстреляли же их всех, в конце концов, и не выслали прочь из столицы, как из Москвы перед Олимпиадой!

Но первое впечатление такое, что людей на улицах действительно маловато. Потом понимаю, что это из-за обилия новых незаселенных зданий. Довольно симпатичные многоэтажки, построенные китайцами, средняя квартира в них (50-60 квадратных метров) стоит порядка 30-40 тысяч долларов. Причем в рассрочку. Знакомые рассказывают, что местные не торопятся перебираться в новое жилье из своих лачуг, в которых привычнее, да и платить ни за что не надо.

Еще через день обратила внимание на другую странность. Практически все рабочие, которых видишь в городе — иностранцы. Это и официанты, и повара, и строители (а стройки тут повсюду), и даже рыбаки. Нигерийцы, камерунцы, ганцы, малийцы — вся центральная Африка. Гвинейцы не очень рвутся заниматься физическим трудом, предпочитая быть начальниками. В принципе, гвинейцев немного, но полмиллиона руководящих должностей в стране все равно не наберется.

    Президент Обианг на все хорошие места ставит своих родственников, - пожаловался парень, сидящий в тенечке у супермаркета с банкой пива в руке. - А нам, у кого нет такой родни, что делать?

Очень хотелось задать вопрос: а работать не пробовали? Но не стала обижать оппозиционера. Везде одно и то же. «Поезжайте в Киев», - сказал бы в этом случае бессмертный Паниковский.

Прошло еще несколько дней и появилось стойкое убеждение, что главная беда страны — вовсе не бедность (хотя она, конечно, тоже есть), а менталитет. Эти две проблемы тесны связаны, не изменив менталитет, не победить бедность. Как с ней бороться? Разбрасывать деньги с вертолета? Проедят, накупят дорогих машин и тряпок, а потом обидятся, что мало сбросили.

Кстати, о двух долларах. Средний кассовый чек из местных супермаркетов, в которых и в будний день не протолкнуться, а в перед выходными лучше вообще не заходить, мало чем отличается от чека дорогого магазина в Москве или Киеве. За два доллара в супермаркетах (а также в мелких лавках) Малабо или Баты можно купить разве что банку колы или дешевого камерунского пива. Или пачку макарон, или баночку консервированного тунца.

А за фруктами лучше ходить на рынок, там дешевле. Хотя о какой дешевизне можно говорить, если один ананас, правда, огромный на рынке в Бате стоит аж 6 долларов.

В общем, вблизи Экваториальная Гвинея оказалась совсем не похожа на саму себя в описании авторитетных журналистов. Эта не та Африка, где жарко, жутко и кроваво. Немного бестолково — это да. Все строят из себя начальников и в результате едят французские яблоки и платят втридорога за ананасы, которые растут через дорогу. Президент, который прекрасно понимает, что нефть когда-нибудь закончится, призывает сограждан учиться работать, но сограждане, которым не посчастливилось родиться членами президентского клана, на него за это обижаются.

Такое впечатление, что самыми горячими сторонниками Теодоро Обианга являются работающие в стране иностранцы. Уж эти-то прекрасно понимают, что значит не иметь работы, особенно сейчас, когда население той же Европы стремительно беднеет. По уровню ВВП на душу населения Экваториальная Гвинея давно догнала Испанию, чьей колонией она когда-то была. А сегодня испанцы и рады бы хоть в чем-то поучаствовать в Экваториальной Гвинее, но не выдерживают конкуренции с американцами, канадцами, китайцами, ливанцами, марокканцами, турками, израильтянами и французами. Короче, кого здесь только нет.  Есть даже украинцы.

- Вот этого торгового центра полгода назад еще не было, и вот этих офисов тоже, – показывает на мелькающие за окном улицы Монгомо (город на востоке страны) инженер Олег Павленко, пятый год работающий в Экваториальной Гвинее. -  А пять лет назад и этой дороги не было тоже. Видите строящийся мост? Вон те три крайние опоры построили за неделю.

- Все хотят чтобы нынешний президент побыл еще, – говорит предприниматель Олег Добренко. Прямо во дворе своего дома он строит двухэтажный ресторан. Вместе со своей женой Натальей, которая родом из Белоруссии, он хочет приманить клиентов настоящими пельменями, варениками и пловом.

Добренко начинал бизнес, будучи в долгах, но все равно получил кредит в местном банке.

-  Здесь хорошо жить, - говорит он. - Знаете, сколько стоит дом в столичном пригороде Буэна Эсперанса?

15 000 евро! Где вы еще можете купить дом с двумя санузлами за 15 тысяч с рассрочкой на 10 лет?

И правда – где? А за два доллара здесь точно ничего не купить. Разве что сфотографировать какую-нибудь тетку из придорожной деревни.


Полный список новостей»