russian english spanish choose your langauge

Пресса

EL COMERCIO:
Самба и Сейба. Латинская Америка и Африка становятся все ближе

10.03.2015
Есть люди, для которых сама мысль о том, что сегодня кто-то может танцевать и веселиться, просто невыносима. Трудно смириться с тем, что у кого-то хорошо на душе, когда дела в мире идут так плохо. Особенно трудно смириться с этим тем, кто завел целые страны в тупик, а теперь никак не может найти выход. А вы что же, живете в достатке? Вам вкусно и весело? Значит, вы – негодяй. А иначе откуда у вас все это?
 
Вот что примерно пришло мне в голову при чтении одной статьи на сайте The Wall Street Journal (http://www.wsj.com/articles/rio-samba-troupes-backer-scrutinized-1424221629). Статья про то, что школа самбы Beija-Flor, которая победила на недавнем карнавале в Рио-де-Жанейро, якобы получила около 3,5 миллиона долларов от президента Экваториальной Гвинеи Теодоро Обианга.
 
Того самого Обианга, который вот уже много лет не дает покоя бывшим колониальным державам. Против которого не раз снаряжались (а потом с треском и позором проваливались) экспедиции иностранных наемников. 
Некоторые из них, в том числе и выходцы из лучших европейских семей, оказались в африканских тюрьмах. Но те, кто этим наемникам платил, остались на свободе. У них не вышло ни ликвидировать Обианга, ни завладеть нефтяными богатствами его страны, но они продолжают тратить миллионы на кампанию по дискредитации правительства Экваториальной Гвинеи.  
 
Но и тут у них получается не очень хорошо. Чего стоит одно только утверждение о том, что Обианга видели среди зрителей на карнавале. Потом последовали опровержения: его там, оказывается, все-таки не было. 
Конечно, не было. Обианг на самом деле был в Камеруне, на саммите глав государств Центральной Африки, где обсуждались вопросы безопасности и совместной борьбы с террористической группировкой «Боко Харам». Об этом есть информационные сообщения и даже фотографии. В наш век интернета проверить, где именно в определенный день присутствовал не то что глава государства, но и сколько-нибудь публичный человек, проще простого.     
Но в том-то и дело, что когда речь заходит об Экваториальной Гвинее, факты не ищут и не проверяют. Пишут только то, что считается соответствующим редакционной политике в отношении этой страны.  
На самом деле, Обианг любит Бразилию. Ему нравятся карнавалы в Рио, и он не раз на них бывал. Но не в этом году. Акулы пера в очередной раз прокололись, попавшись на неправде. 
 
Спонсировал Обианг школу самбы Beija-Flor или не спонсировал, мы не знаем. Известно, что в Экваториальной Гвинее работает немало специалистов из Бразилии, которые принимали участие в праздновании 45-летия независимости страны в 2013 году. Тогда бразильцы привезли в столицу Экваториальной Гвинеи – Малабо кусочек карнавала http://www.guineaecuatorialpress.com/noticia.php?id=4336#  
А сегодня бразильскую школу самбы Beija-Flor пытаются обвинить в том, что она получила деньги от Обианга. Подтверждением этого якобы факта, по мысли автора, может служить то, что танцоры выступали в костюмах с вышитой государственной символикой Экваториальной Гвинеи. Казалось бы, ну и что?
 
 
Если кто не знает, школы самбы – уникальное и чисто бразильское явление. Они представляют собой самодеятельные творческие объединения, которые существуют на деньги благотворителей. Отсюда – случающиеся время от времени скандалы, связанные с отмыванием через школы денег криминальных боссов и теневого бизнеса. 
 
Сказанное вовсе не означает, что бразильские карнавалы финансируются исключительно мафиози. Средства на школы самбы и карнавалы жертвуют даже целые государства, например, Португалия, – в знак своего культурного родства с Бразилией. Или целые корпорации – как, например, государственный нефтяной концерн Petrobras. 
Так что если бы правительство Экваториальной Гвинеи на самом деле помогло танцорам, то скрывать это ему не было никакого смысла. Оно и помогло – только не деньгами, а необходимыми для шоу материалами и информацией о стране. А идея выделить деньги принадлежит не правительству, а работающим в Экваториальной Гвинее бразильским бизнесменам, о чем и говорится в официальном заявлении министерства информации африканской страны.       
Между прочим, в этой же статье приводятся слова Farid Abrão David, административного директора Beija-Flor, который говорит, что школа не занимается политикой, и свое выступление на карнавале труппа посвятила не режиму, а народу «богатой и красивой страны».
 
 «Очень многие люди до нашего выступления не знали ничего об Экваториальной Гвинее. Теперь они будут знать», - сказал г-н David. 
 
Но тогда в чем причина такой реакции на Экваториальную Гвинею? Для чего автор ссылается на заплесневелые отчеты интернет-активистов, десятилетиями обвиняющих власти Экваториальной Гвинеи в коррупции и с маниакальным упорством тиражирующих откровенные глупости вроде той, что люди там влачат нищенское существование?  
 
Для чего цитировать комментарии из социальных сетей, выдавая пустое зубоскальство (например, о следующем карнавале в костюмах с портретом северокорейского вождя) за общественное мнение в Бразилии?   
Не исключено, что ответ на вопрос кроется именно в этих словах: бразильское общественное мнение.
 
 
В июле прошлого года Экваториальная Гвинея стала членом Содружества португалоязычных стран (CPLP), куда кроме Португалии, Мозамбика, Сан-Томе и Принсипе, Восточного Тимора, Кабо-Верде и Гвинеи-Бисау входят богатые нефтью Ангола и Бразилия. 
Это был очень серьезный шаг. Ведь с учетом только разведанных запасов нефти (1.1 миллиарда баррелей) и газа (200 миллиардов кубометров), обнаруженных в конце 1980-х на территориальном шельфе Экваториальной Гвинеи, CPLP может успешно конкурировать с крупнейшими в мире производителями нефти и газа. 
 
Наверное, дружба Бразилии с Экваториальной Гвинеи кому-то очень не нравится. Нефть, а тут еще и карнавал с явным африканским акцентом, ведь благодаря победившим на нем танцорам Beija-Flor об Экваториальной Гвинее узнали сотни тысяч если не миллионы бразильцев.      
 
Кстати, вместе с Beija-Flor в карнавале в Рио принимали участие и артисты национального балета Экваториальной Гвинеи «Сейба» (сейба – дерево, символ Экваториальной Гвинеи). Но об этом Wall Street Journal почему-то не обмолвился ни единым словом. 
Лично я не имею никакого отношения к Экваториальной Гвинее.  За исключением того, что эта страна принадлежит к испаноязычному миру, к которому принадлежу и я. Единственная страна в Африке, говорящая на нашем родном языке, не может быть для нас чужой. И мне почему-то кажется, что те, кто стремится очернить Африку, не очень-то желают успехов и нам, латиноамериканцам.  
 
Сейчас в мире идут очень интересные и порой драматичные процессы. Сходят со сцены старые лидеры, на их месте появляются новые. Возникают новые центры силы, одним из которых становится, уже стала Латинская Америка. Бурно развивается Африка, экономика которой сегодня стабильнее европейской. А знаете, какая из африканских экономик является сегодня одной из самых быстрорастущих? Правильно, Экваториальной Гвинеи – страны, которая говорит по-испански. Ну и немного по-португальски.      
Так что я желаю Экваториальной Гвинее процветания, а нам, в Латинской Америке, ясного взгляда на происходящее и дружбы с нашими африканскими соседями и почти что родственниками. Жюль Верн не зря говорил, что люди, которых разделяет океан, ближе друг другу чем те, между которыми всего лишь какой-то лес. 
 
EL COMERCIO, Washington

Полный список новостей»